Женское лицо российской дипломатии

Исторически так сложилось, что женщинам в России удавалось заниматься дипломатией только в том случае, если в их руках был державный скипетр. В середине Х века княгиня Ольга, чтобы приумножить престиж России, ездила с дипломатической миссией в Константинополь, а затем весьма успешно предприняла многоходовые политические комбинации на Западе. Екатерина II, еще будучи великой княгиней, решила «соединить Черное море с Каспийским, и оба — с Северным» и на посту императрицы целеустремленно выполняла свой политико-экономический замысел — «направить торговлю Китая и Восточной Индии через Татарию».

«Вся политика сводится к трем словам: обстоятельства, расчеты и конъюнктуры», — утверждала царица и, руководствуясь этой формулой, легко побеждала любого партнера. Государыня успешно справлялась со сложными задачами, доставшимися ей в наследство от предшественников. Так, она закрепила достижения Петра в освоении Балтики, воссоединила земли, населенные родственными русскому народу белорусами и украинцами, открыла выход к Черному морю. Именно Екатерине Великой Россия обязана ростом влияния в делах и судьбах Европы.

Неоценимы ее заслуги в улучшении, выражаясь современным слогом, внешнеполитического имиджа России. Переписка государыни с французскими просветителями Вольтером и Дидро помогала формировать благоприятное мнение о России на Западе.

Новшеством, привнесенным царицей в строгий протокол имперской дипломатии, стали приглашения иностранцев к участию в поездках государыни по России. В непринужденных беседах во время таких вояжей порой распутывались сложные узлы мировой дипломатической паутины. Кстати, напомним: именно при Екатерине II Европа признала за русскими монархами право на императорский титул.

Однако на уровне непосредственной дипломатической службы женщин практически не было. После превращения в 1917 году старого МИДа в Народный комиссариат по иностранным делам положение существенно не изменилось: должности послов по-прежнему оставались недоступными для слабого пола. Хотя случались и исключения, весьма приметные.

Александра Михайловна Коллонтай - дипломат божьей милостью, она порой за обычным дружеским обедом добивалась того, что мужчины непомерной ценой и нередко безуспешно пытались добиться на полях сражений. Она была прекрасным собеседником, легко, на равных вступала в профессиональный диалог с самыми блистательными интеллектуалами своего времени. Она вдребезги разбила расхожее мнение о том, что красивая женщина не может быть умной, а умная - красивой. В ней чудесным образом сочетались природная грация, аристократические манеры и эрудированность. В 1924 году Коллонтай возглавила полпредство Советской России в Норвегии, где ее удостоили высшей награды — ордена святого Олафа. Она стала первой в мире женщиной-послом. В 1926 году Александра Михайловна представляла нашу страну в Мексике, а с 1930 года — в Швеции. Ни до, ни после нее ни один российский представитель в Стокгольме не пользовался такой популярностью. Наградой от Сталина был отзыв Коллонтай в Москву и забвение.

Опыт долго не повторялся: только в 60-х годах прошлого века Зоя Миронова возглавила советскую миссию при международных организациях в Женеве, а в 80-х во время горбачевской «перестройки» Зоя Новожилова была направлена послом в Швейцарию. В 90-х корпус послов пополнили Валерия Калмык (Коста-Рика) и Валентина Матвиенко (Мальта, Греция). А затем снова пауза.

В 2002 году на совещании послов Владимир Путин отметил, что отсутствие прекрасного пола в российской дипломатии может стать слабым местом нашей внешней политики. Замечание президента было своевременным. Во многих странах участие женщин во внешней политике заметно расширилось. Тому есть много причин, связанных не только с обеспечением женского равноправия. Женщина по своей природе стремится предупредить, урегулировать конфликты, снять напряжение, что и является профильной задачей современной диплома¬ии.

К тому же существует экспертное заключение: если при принятии важных политических решений голоса женщин составляют менее 30 процентов, они обречены быть субъективными. Надо ли удивляться, что ныне в мире ведется скрупулезный учет назначения женщин на дипломатические посты.

Нельзя не отдать должное руководству МИД: прогресс в этой сфере очевиден. Процент женщин-дипломатов за последние два года ощутимо возрос. По данным департамента   кадров министерства, в 2004 году на дипломатические должности принято 189 выпускников из 26 российских вузов, и девушки среди них составили 54 процента. Беспрецедентный факт в истории российской дипломатии!

Большинство новобранцев — выпускницы дипломатического университета МГИМО.   Надо отметить, что во все времена мидовцы неохотно допускали женщин в свою среду, как моряки не терпели их на судовой палубе.

И по сей день в стенах МИДа вспоминают о памятном   заседании коллегии МИД конца 1980-ых гг., когда   кадровая служба докладывала новому министру Эдуарду Шеварднадзе об итогах набора молодых специалистов в министерство. На вопрос о количестве принятых на работу девушек, кадровики бодро отрапортовали: «Их ровно в два раза больше, чем в прошлом году». Впечатляющий рывок, не правда ли? Но в прошлом году, как выяснилось, приняли всего... одну.

Не только небоскреб на Смоленской площади, но и МГИМО не так давно слыл мужским бастионом.

В последние три года в МИД поступило 253 выпускника МГИМО, из них 77 — женщины. Однако на факультете международных отношений, который является профилирующим, их пока чуть меньше. Среди более 50 иностранных языков, которые на нем преподаются, такие редкие, как африканские, фарси, лаосский, кхмерский. Они распространены в странах, для которых характерны не только жаркий климат, но и во многих случаях сложная политическая и социальная обстановка. Естественно, что для работы в них отбирают преимущественно мужчин. И все же выпускницы МГИМО работают и на восточном направлении.

Для девушек, которые учились в МГИМО с желанием реализовать свои возможности на дипломатическом поприще, как правило, находится место на Смоленской площади. Работа дипломата не из легких. Не меньше академических знаний для нее важны такие черты характера, как сдержанность, доброжелательность и, конечно, терпение. Однако надо быть реалистами: есть в жизни мидовцев и проблемы, которые женщинам даются труднее, чем их коллегам-мужчинам, — частые разлуки с семьей, привычным кругом друзей, ненормированный рабочий день. А ведь остается еще и традиционная женская «монополия» — забота о доме, детях. Не мешает ли все это карьерному росту женщин-дипломатов?

Яркий пример женщины-дипломата, успешно сочетающей карьеру и заботы о семье - Элеонора Валентиновна Митрофанова — первый заместитель министра иностранных дел, высший пост, который когда-либо занимала женщина в истории отечественной службы внешних сношений.

В ее ведении работа с соотечественниками за рубежом, пожалуй, одно из самых сложных и проблемных направлений российской внешней политики. Это и поддержка сограждан, которые независимо от своей воли оказались за пределами исторической родины, стали «мигрантами» — таких во многих частях постсоветского пространства 20 миллионов. Это и проблемы ветеранов Великой Отечественной войны, живущих за рубежом. И организация образовательного процесса за границей для русскоговорящих — всего не перечислишь.

За всем этим стоят бесчисленные поездки, встречи, телефонные звонки, огромная почта.

Для выпускниц МГИМО Элеонора Митрофанова, имеющая ранг посла, — пример для подражания. Доктор экономических наук, владеет испанским, итальянским, французским, английским языками. После окончания факультета международных экономических отношений работала в НИИ, возглавляла юридическую фирму. В Думе первого созыва входила в Комитет по бюджету, налогам, банкам и финансам. Затем была аудитором Счетной палаты, заместителем генерального директора ЮНЕСКО. На нынешний пост назначена президентским указом 26 мая 2003 года.

Свое назначение на высокий дипломатический пост Элеонора Митрофанова объясняет знаменитым изречением Жоржа Клемансо: «Дипломатия слишком важное дело, чтобы доверять ее только мужчинам». Необходимость прислушиваться к голосам женщин возрастает при решении таких вопросов, как безопасность во всем мире. Гуманитарная составляющая внешней политики — это, возможно, та сфера, где женщина может проявить себя в полной мере.

Одной из весьма существенных сфера дипломатии, по мнении Митрофановой, является культурная политика. Там, где тормозится решение практических политических вопросов, культурные проекты могут стать первым шагом, который помогает странам и их народам понять друг друга. Важную платформу для сотрудничества представляет ЮНЕСКО. Это интеллектуальный форум, где формируются общие подходы, разрабатываются основополагающие международные конвенции в различных областях культуры, науки, образования.

Вне всякого сомнения, работа дипломата тяжела, а для женщины — в особенности: приходится в два, три раза больше и упорнее работать, чтобы доказать, что ключевой пост ты занимаешь по праву.

По мнению Элеоноры Митрофановой в России женщинам всегда было сложно продвигаться по карьерной лестнице. Действовавшие инструкции, к примеру, не позволяли семейной паре работать вместе на дипломатических должностях. Подобные требования, к счастью, остались в прошлом. Однако, несмотря на то, что присутствие женщин, как в бизнесе, так и в государственных структурах увеличивается, российский менталитет таков, что многое еще придется преодолеть, чтобы обеспечить их широкое участие в ключевых сферах деятельности. И все же определенный прогресс налицо. Молодые, перспективные женщины успешно трудятся в нашем министерстве, ЮНЕСКО и многих других организациях международного профиля.

В 2004 г. вышел президентский указ: Чрезвычайным и полномочным послом России в Республике Маврикий назначена Ольга Иванова. Она стала седьмой женщиной-послом в отечественной истории. «Семерка» считается счастливой цифрой. Сочтем это добрым знаком и будем ждать появления новых прекрасных женских имен в когорте российских дипломатов…

«Мирный договор дам»

В МИД Великобритании хранится документ, свидетельствующий, что первая женщина-дипломат была испанкой. В 1507 году Фердинанд Арагонский отправил свою овдовевшую дочь Катерину в качестве посла в Англию для переговоров с Генрихом VII об отсрочке свадьбы.

Во Франции вскоре переняли эту традицию. Так, в 1529 году Луиза Савойская, мать короля Франциска I, и Маргарита Бургундская, тетка императора Карла V, провели переговоры в Камбре, в результате которых был подписан трактат, известный как «Мирный договор дам».

(подготовлено по материалам: Сюзанны Адамянц и Александра Урусова и Армена Гаспаряна)